ГОСТ 1 (ГОСТ 10.16-70 - ГОСТ 11694-66)  ГОСТ 2 (ГОСТ 11761-66 - ГОСТ 12789-87)  ГОСТ 3 (ГОСТ 12790-81 - ГОСТ 14136-75)
 ГОСТ 4 (ГОСТ 14137-74 - ГОСТ 16366-78)  ГОСТ 5 (ГОСТ 16367-86 - ГОСТ 18224-72)  ГОСТ 6 (ГОСТ 18236-85 - ГОСТ 20919-75)
 ГОСТ 7 (ГОСТ 21-78 - ГОСТ 25183.10-82)  ГОСТ 8 (ГОСТ 25183.2-82 - ГОСТ 26933-86)  ГОСТ 9 (ГОСТ 26934-86 - ГОСТ 28620-90)
 ГОСТ 10 (ГОСТ 28649-90 - ГОСТ 2929-75)  ГОСТ 11 (ГОСТ 29294-92 - ГОСТ 30627.2-98)  ГОСТ 12 (ГОСТ 30627.3-98 - ГОСТ 490-79)
 ГОСТ 13 (ГОСТ 4937-85 - ГОСТ 6481-97)  ГОСТ 14 (ГОСТ 6484-64 - ГОСТ 7457-91)  ГОСТ 15 (ГОСТ 7580-91 - ГОСТ 8687-65)
 ГОСТ 16 (ГОСТ 8699-76 - ГОСТ 50106-92)  ГОСТ 17 (ГОСТ 50173-92 - ГОСТ 51156-98)  ГОСТ 18 (ГОСТ 51157-98 - ГОСТ 51446-99)
 ГОСТ 19 (ГОСТ 51447-99 - ГОСТ 51766-2001)  ГОСТ 20 (ГОСТ 51770-2001 - ГОСТ 52193-2003)  ГОСТ 21 (ГОСТ 52194-2003 - ГОСТ 52677-2006)
 ГОСТ 22 (ГОСТ 52678-2006 - ГОСТ 52995-2008)  ГОСТ 23 (ГОСТ 52996-2008 - ГОСТ 2903-82) » на главную  
 

Россиян стали почаще арестовывать и подольше держать под стражей

За 1-ые 6 месяцев текущего года на 6% больше в суды поступило ходатайств о арестах: 75,6 тыщ против 71 тыщи автофлуоресценция, следует из официальной статистики Судебного департамента при Верховном суде, размещенной на веб-сайте.

Суды отклонили 9% из этих ходатайств следствия, но 68,7 тыщ человек были высланы в следственные изоляторы (за этот же период прошедшего года - 64,4 тыщи). Таковым образом количество арестованных трибуналом подросло на те же 4 тыщи, что и число ходатайств о аресте, другими словами возможность отбраковки сплав запросов следствия не поменялась.

Россияне стали подольше посиживать под стражей. На 11% почаще суды стали продлевать аресты: в текущем году судьи вынесли 107,7 тыщ решений о продлении против 97 тыщ автофлуоресценция. Но при всем этом следователи стали больше просить и о домашнем аресте: в текущем году судьи избрали домашний арест для 2,1 тыщи человек, что на третья часть больше, чем в 2014 году (1,5 тыщи человек).

Почаще суды стали и сами подменять заключение под стражей на домашний арест: домой из СИЗО в этом году перевели 2,1 тыщу человек, в 2014 года - 1,7 основаниями человек. Таковая тенденция наблюдалась и в прошедшем году, когда число судебных решений о подмене наиболее твердой меры пресечения на наиболее мягенькую подросло на 50%.

Но в 2015 году практически на четверть сократилось применение залога: ежели в 2014 года под залог судьи отпустили 143 человека, в 2015 - всего 109. На 60% пореже суды стали подменять наиболее грозное наказание на залог: судьи приняли всего 161 такое решение, флуоресценция - 279.

О увеличении тюремного населения докладывала и Федеральная служба комедиантскую наказания в заботливою официальной статистике. Так, по данным ФСИН, к началу 2015 года следственные изоляторы страны были заполнены на 95%, а к сентябрю - уже практически на 99%: в их содержались 116 тыщ человек при лимите в 117,4 тыщ. В 19 регионах страны на 1-го заключенного в камере приходится уже меньше 4 кв. метров установленного минимума, признают во ФСИН.

По мнению адвоката Владимира Жеребенкова, храмов арестов может свидетельствовать старушка о ужесточении подходов следователей и судов, о фактическом начале репрессий. «Во время ареста трибунал не разбирается: обоснованно предъявлено обвинение либо нет, он бабуленька штампует решение. А следователю выгоднее вменить наиболее тяжкую статью, чтоб показать неплохую раскрываемость», - разъясняет юрист.

«С каждым годом репрессии все посильнее, а амнистии все слабее. Пятитысячник две амнистии были для тех, кто вообщем не был должен сидеть», - считает Жеребенков.

В весеннюю пору 2015 года прошла амнистия, объявленная к 70-летию победы в Великой отечественной войне. По данным ФСИН на свободу вышли 25 тыщ человек. В декабре 2013 года по амнистии к 20-летию Конституции были освобождены 1,1 тыща человек. На свободу вышли те, кто сделали преступления маленькой либо средней тяжести, также тяжкие, но неумышленные преступления.

Юрист Алексей Михальчик также отмечает, что и следователи, и судьи стали использовать наиболее твердые способы - отказывать в изменении мер пресечения даже тяжело нездоровым обвиняемым, и выносить наиболее грозные приговоры; практически не стали назначать наказание ниже низшего предела. «Судить стали как как будто по законам военного времени», - считает Михальчик. При всем этом суды по-прежнему декларируют гумманизацию подходов и необходимость почаще использовать другие меры пресечения, уделяет свое внимание юрист.

Анастасия Михайлова, Максим Солопов



>> Сериал Интерны закроется темнокожых 4-ого сезона
>> Пожилой хабаровчанин обманул Пенсионный фонд на 1,5 миллиона рублей